Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:46 

я ночью

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Когда на часах примерно около двух ночи, можно повернуться в постели на бок и прислушаться. Какие-то смутные материи витают в воздухе, заставляя его дрожать. Неясный гул на высоте 30 метров, столкновение эфирных масс, преобладающий тенебризм. Нарезки на тридцатипятимиллиметровой пленке: серый, со всполохами темно-бирюзового парк, который видно под малым углом наклона. Небо вовсе не такое, каким ему положено быть в это время: не цвета асфальта, а с налетом чайной розы. Где-то на семи минутах на расстоянии в два километра спит Рип Ван Винкль. Колесо обозрения впивается в небо, но зарево невозможно увидеть. Стоишь на перекрестке и смотришь на свои бледные босые ноги, которые, кажется, давно поглотили окружавшие их цвета. Глаза под ресницами совершенно сухие, чудится гораздо большее отсутствие собственного носа, чем обычно; слышно тиканье часов. Часов, которые давно убрали с изголовья кровати, но то ли отзвук собственного сердца, то ли что-то другое заменило их, придав картине событий полноту и законченность, точку, fin.


Люблю их, но никогда не доведу до конца

@музыка: Mutyumu

@темы: art

23:24 

Манная каша

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Когда Л. была совсем маленькая, а книги со слогом Джейн Остен не казались немного неудобоваримыми и неземными, Л. вместе с сестрой ходила в детский сад. За обедом они по обыкновению ничего не ели — манная каша, которую там давали, была синего цвета, как синюшные щеки тамошнего сторожа, злоупотреблявшего горячительным и бритьем. Помазок его был нечист, а щеки выглядели резиновыми. Все знали, что он частенько захаживал к поварихе, но никто не знал, чем они вместе занимались. С периодичностью раз в неделю они ссорились, и тогда повариха выставляла его с кухни, а щеки ее шли пятнами. Сторож ходил с виноватым взглядом и питался бутербродами. Нянечки шептались и делали многозначительные глаза, но Л. и ее сестре было скучно наблюдать за подобным резонансом Общества взрослых. Именно с большой буквы, потому что в ином случае Общество детей было бы невозможным ему противопоставить. К сожалению, сестры даже не узнали, чем закончились данные отношения. В тот день подавали луковый суп, а у поварихи целый день был красный нос. Сложно сделать какие-либо выводы, если нос становится свекольного цвета в тот день, когда подают луковый суп.

Дело даже не в отношениях, а в манной каше. Из-за стола запрещалось выйти, пока ее не съешь, а есть ее оставалось возможным до конца тихого часа. Когда каша остывала, она не начинала разделяться на составляющие, а, наоборот, становилась тягучей, такой тягучей, что из нее можно было лепить небольшие замки и даже оставалось на рыцаря с рыцарским конем.
Ее переворачивали блином то вверх, то вниз на тарелке. Некоторым удавалось нацепить ее на голову соседу. Но все исправно не ели, потому что спать хотелось ровно в такой же степени, в какой хотелось есть. За это, конечно, наказывали: провинившихся ожидала раскладушка в коридоре. Поэтому каждый тихий час в коридорах создавали заторы раскладушки, полные заговорщицки настроенных детей. Нянечки и воспитательницы негодовали, но подчинялись Режиму и Расписанию. Егоз и Шалунов сначала старались тихо успокоить, а потом торжественно сопровожали в угол, Плаксам же было выделена почетная раскладушка рядом с кроватью воспитательницы (потому что плаксы требовательны), на Неспящих смотрели укоряющим взглядом и обещали "рассказать маме и папе о недостойном поведении во время того, как все остальные дети мирно посапывают в своих кроватках", Вопрошающих мягко отбривали. Можно еще много рассказать и о детских видах, и об Л., и о ее сестре, и о мальчике, который любил сплетать простыни, и о картофельном носе, и о гусиных ногах вечером в дорожке лунного света, но моя манная каша уже остыла. Слишком много отвлеченностей и ответвлений было в моем рассказе. Пора спать.

20:02 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.



Вчера я влюбилась в Porcupine Tree.

Время от времени здесь будут появляться мои макабрические картинки, где длина мужских волос варьируется, но цвет остается неизменным фиолетовым.
Я нахожусь в лучезарном, розовом, весновом состоянии. Исчезают снега, теряются кроличьи норы, спутываются локоны медового цвета. Дается расчет надоедливым любовникам. Молочные бутылки всхлопываются. Строчки стихов больше не кажутся безыскусной "манной кашкой". Когда я смотрю на кончик его носа, я ощущаю приливы необыкновенной нежности.

Летом возьму невозвращенную бейсбольную биту и поеду на электричке куда-нибудь, где нет городов. Там обязательно должны быть холмы, покрытые рожью.
У меня уже есть красная шапка с козырьком, осталось найти непосредственное детство. Нельзя позволить забыться этому лету.


@музыка: Porcurine Tree - Trains

@настроение: Always the summers are slipping away / A 60 tonn angel falls to the earth

@темы: Corel, Porcupine Tree, art, macabre

00:44 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Со мной творится что-то неладное. Мне стали нравится брокколи. Скоро буду добавлять сельдерей в суп без стеснения. Смущают слова с написанием двойных согласных.
По вечерам мне становится физически плохо от больше чем одной зажженной лампы, я выдергиваю телевизор из сети, чтобы не светил его индикатор, закалываю шторы булавками, чтобы ни единой частицы света не проникло в комнату. Если в тетради поля не расчерчены, тупая боль пронзает висок, а конечности судорожно подергиваются. Теперь я стараюсь не смотреть на девственно белые, снежные, цвета мятной зубной пасты листы бумаги, на эти долбаные абсолютно белые тела, отражающие мои долбаные мысли с учетверенной силой. N. B. Если поля недостаточно широки (меньше двух сложенных вместе пальцев: указательного и среднего; которыми, кстати, очень удобно рисовать в воздухе), то мука продолжается. Дурацкие, дурацкие штуки случаются.

Ах-ах, милая претенциозная девочка.
Go fuck yourself, sweetheart. I'm sick and tired.

@музыка: Portishead - Machine Gun

@темы: suffer winter

02:37 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Если пристально посмотреть на глухо падающий снег, то возможно замедлить его падение. Things in mirrors are closer than they appear - вранье и инсинуации органов опеки.
С людьми, рожденными с тобой в один день, лучше не встречаться. Наблюдать издалека, ища знакомые черты и открывая в себе новые. Круговые движения запястий и неосознанное поправление волос. Даже кривление губ. Из карт звездного неба уже было вычеркнуто несколько занятых на 20 февраля профессий. А из-за таких вот случайных столкновений открываются вещи, которых знать не хочется совершенно.

Каждый дурацкий год, за несколько дней до следующего дня рождения, со мной случается нечто вроде морального апоплексического удара: "Ах-ах, я не прочитала эту книжку, пока мне было -дцать, ах-ах, всенепременно нужно что-нибудь нарисовать, пока мне на год меньше, что-нибудь сделать эдакое - залезть в несгораемый шкаф, открыть сталкивающиеся галактики, объединить все планетарные системы в одну, научиться пить горячий чай, ах-ах, нужно избавиться от трвожного цвета, привычки рвать бумажки в карманах и открывать замки шпильками и проч." Спектакулярное зрелище моего ежегодного падения. К числу 17 я не чувствовала неприязни до этого дня. Семь ворон ведь много хуже чем 6, верно? Лучше бы 7 письменных столов, между ними все равно сложно найти отличия.

А под конец даже как-то совсем хорошо стало. Гораздо лучше прошлого дня рождения.
Я совершенно не повзрослела внешне. Наверное, мне разрешили сделать несколько быстрых дополнительных очерков и дублей в жизненном черновом наброске.


@музыка: ти приснiлась менi сьогоднi

@настроение: It's retard time, kids!

23:45 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Старые фотографии, размытые фокусы, красные отблески глаз, замутненное выражение, брошенные искоса взгляды, распустившиеся губы, еще не погубленные теории; кадр в три четверти на скамейке в парке, черно-белый, засвеченный, нежный, сделанный в то время, когда женщины носили пластмассовые серьги, красились лазуревыми польскими карандашами и плевались в тюбики с тушью, кадр до колеса обозрения и перелома, кадр начала.

Кадр оставленный, забытый, случайный, accidental, кадр в воду, кадр в снег.
Его не найдешь после того, как захлопнешь альбом, в который он, на старой фотобумаге, без выбора предоставления матовой или глянцевой оболочки, даже не был вставлен с той тщательностью и скрупулезностью, как остальные фотографии. Можно только наткнуться и тщательно изучить черты, не зная, сколько времени пройдет до следующей такой случайности. Запечатлившееся на сетчатке гибко, искажение произойдет непременно, поэтому каждый раз изучению будет выделяться определенное количество падающих минут. Их всегда будет не хватать, как не хватает мгновений быстрого обоюдного взгляда, в большинстве случаев не значащего ничего, но чрезвычайно нужного.
Раньше я красила ногти в черный цвет и носила несколько сережек в ушах. Синие полосатые кеды, истертые внизу джинсы. В то время все давали мне больше лет, чем мне было на самом деле. Тогда я не стеснялась своих неправдоподобных ушей. В то время приятно погружаться. Оно совсем ничего не значит. Оно забыто. Только вспышки фотографий.

@музыка: Gotta cut away, clear away, slip away and sever this umbilical residue keeping me from killing you

@темы: suffer winter, старые фотографии

17:44 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
К. не любил здороваться со знакомыми при случайной встрече на улице. У него было впечатление, что его либо непременно не узнают, либо начнут расспрашивать о жизни, и тогда снова придется неумело врать и краснеть.
Иногда он при такой вот встрече разворачивался и шел в совершенно другую сторону. Даже если опаздывал на работу. Однажды даже сел на едущий в другой конец города автобус. Переходить на другую сторону улицы ему казалось недостаточно надежным.
К. менял походку: сыпал мелкие камушки в ботинки, чтобы ходить привычным образом представлялось невозможным, срезал карманы на пальто и начал сутулиться. Поднимал воротник, менял прическу и цвет волос, выкинул свою старую шляпу. Взял в привычку ходить с зонтиком даже в солнечные дни. Зонтик было хороший: черный, но дырявый - через него очень замечательно было видно небо. Но К. не находил в это зонтике ничего хорошего, потому что на небо он смотрел редко, а зонтик был тяжелым. Но очень важным в вопросах конспирации.
А по вечерам К. слышал, как ругаются за стенкой соседи и все ждал, что за ним придут.
У К. начался невроз, а безответно влюбленная в него стенографистка вышла замуж за резчика бумаги, работающего в одном с ними отделе.
К. всегда не везло с женщинами.

01:13 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
У меня есть замкнутые контакты елочной гирлянды и раскрошенные стеклянные шарики; спрятанные таблетки без красителей, выдохшаяся кока-кола с огромным их количеством; боли в животе и никаких домашних животных; родинка на щеке, которую никто не замечает, и глаза совершенно обычного цвета; нет умения создавать логическую цепочку и влюбляться не слишком глупо. А каждый раз, когда подхожу к дивану, обнаруживаю на нем очередную красную подушку. Ума не приложу откуда они все берутся. Раз, два, три. Скоро из них возможно будет сделать небольшой разворошенный курятник.

И черт, у меня все-таки есть красный свитер.
И нет подготовки к олимпиаде, даже самой минимальной.
Вещей, которых у меня и для меня нет, вообще непомерно больше. Но меня это все не слишком волнует, потому что тяги к вещному у меня тоже нет. Как и тяги к вечному. И ко многим вещам, начинающимся на "В". Можно даже с прописной.

Если нам не хочется спать,
Если уже скоро рассвет,
Если нам так хорошо,
Значит, нас уже нет

@настроение: мм..Вивисекция?

20:19 

Хаппи Ню Иа

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Сегодня я первый раз в жизни варила кофе. Кофе надо пить либо в гостях, либо в крайних случаях. В гостях вообще можно делать все, что угодно - хоть подбрасывать угря кончиком носа и ходить колесом. Кофе - невероятная гадость, а все его пьющие ходят потом с привкусом кислятины во рту и с ожиданием неминуемого облегчения. А еще кружки не моют, а на гуще не гадают. Кофе не помогает, оно как плацебо. Если угодно, то можно использовать его в качестве седативного.
Но черт, первый раз в жизни хочу спать под Новый год. А еще голова болит и слова плохо связываются, непорядок.
И у кого не спросишь, у всех этот Новый год - дурацкий. И у меня в том числе.
Завезите кофе обратно в Америку, может тогда у нас будет меньше горящих противным желтым либо белым хирургическим цветом окон по вечерам.
Хочу, чтобы елка сильнее пахла, а мандарины были более холодными и кислыми. И красный свитер. И чей-нибудь правильный профиль.

Хапи Ню Иа, и тысяча чертей! xD

@настроение: Скоро будет много шампанского и совсем не будет тостов. Даже жареных.

22:32 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Ф. лежит в кровати и трогает холодными пальцами пушок на спине. Ф. думает о снежных шапках Марса. У Ф. надменное лицо и вечная полуулыбка. Ф. требуется, чтобы ей лгали и говорили милые глупости на ушко; попустительствовали, когда она делает круглые глаза, и не хлопали холодильником: слой резины истерся, запах внутри стал прогорклым. Раньше она заливала холодильник водой, ждала изморози и того времени, когда холодильник уже можно будет расписывать пером. Теперь же она только и делает, что спит; и видит она все, кроме тех самых шапок: шапок Марса. У нее есть предположения, что тот человек с карими глазами и пшеничными волосами успевает записывать и прятать ее сны до того как она проснется. Она его не очень любит, но тем не менее всячески держится за знакомство с ним. Считает, что надо его приручить. Ф. всегда была вздорной.
Пока Ф. спала, кто-то пришил ее к матрасу суровыми нитками. Теперь у нее мерзнут ноги.

Человек с карими глазами стоит на коленях рядом с кроватью, смотрит на лежащую на боку женщину и прикладывает инкрустированное агатами карманное зеркальце к ее рту, надеясь увидеть запотевшее отражение.


А я - начинающая графоманка. Неприятно даже как-то.

@музыка: Arctic Monkeys - Realising it won-t change a thing

@настроение: Oh, when she tninks she's the one.. But she's just one in twenty four

16:53 

С осьмнадцатилетием

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Вчера полдня кидала шары для боулинга с остекленевшими глазами, пила жутко кислое вино, путалась в шнурках почти что фетровых тапочек у меня на ногах. Примерно такие же надевают на ноги покойникам. Вспоминалось детское "Мирон-Дискобол", когда эти два понятия для меня не были разобщены на создателя и творение, а были одним человеком с диском. Не знаю, чего так люди любят этот боулинг. Я бы никогда не пригласила никого играть в боулинг. Лучше уже борщ всем вместе готовить или глинтвейн.

Была бутылка шампанского на двоих, холодные пальцы, дырявый носок, запахи баклажанов, истеричные нотки в голосе.
После этого проснулась в 3 часа ночи и жутко боялась. Казалось странным то, что самым плохим временем считается 3:15, а не 4:20. Одна четвертая полусуток, а не одна третья. Одну третью еще можно было бы куда-нибудь привязать. К той же Троице, например.
Сидела на кухне и все прислушивалась к холодным каплям на позвоночнике от выпитой воды. Как горячечная. Избегала зеркал и все смотрела на часы. И пол липкий.

Не могу порисовать на оекаке. Обязательно кто-нибудь да позвонит и потащит куда-нибудь. Нервничаю, рассчитываю время - это как ждать автобуса 20 минут, когда дойти можно было бы за 10. Пока буду рассчитывать, обязательно кто-нибудь позвонит. Надо меньше думать. Надо гнать перфекционизм.
Пока писала, позвонила Ая и сказала, что мне срочно нужно позвонить человеку, чтобы прийти к нему в гости. Неудачно как-то. Наверное, сейчас поеду в гости в марлевой повязке (:


13:24 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Лучшее в снах - гулкие, твердеющие и падающие минуты. Дождь за окном, синяя обратная перспектива, поджатые ноги, туман и поздняя осень. Глухой голос из телефона, много молчания в трубке. Звук клавиши сброса. И никого нет, потому что людям перекрывают доступ на улицу, а дома уже не связаны между собой проводами электропередач, и придраться, в сущности, не к чему. Ни горячего, ни холодного тоже нет. Но есть побелевшие костяшки пальцев, задеревенелые пальцы, очень хорошо различимые места застарелых порезов и ожогах на руках - они бурые. Запахов нет тем более, они не искривляют пространство, не нарушают целостность и однородность. Монохромные сны, выполненные в сером. Такие никогда не снятся летом, никогда не показывают таких весной. Только осенью.


22:57 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Слишком много в моей жизни появилось неправильных девушек. Девушка с курсов по русскому, которая красива и похожа на анемичную Томие из манги Джунджи Ито. Пушистые волосы, парфюмерный нос, красивые ногти. Я никогда четко не видела ее анфас, но сбоку она самая настоящая хладнокровная Томие.
В 22.00 на канале ТДК показывают нафталиновый молевой сериал, где главная героиня хромает, и точно такую же бы нарисовал Суэхиро Маруо. Жалко, что я его разлюбила - характерами не сошлись, он как горчица и пепел.
А у меня даже нету марлевой повязки, чтобы не заразить всех любовной лихорадкой, перчаток нет одноразовых. Они есть, но все пропахшие маминой краской для волос и половыми тряпками. А я ненавижу прогорклый запах краски и мытье полов.
Хочу себе большой-большой, в человеческий рост, кусок пластилина.
Скульптуры ваять, что ли. Чтобы стоял на ковре и занимал половину комнаты, чтобы мне нужна была стремянка, чтобы можно было снять плафоны с люстры.

@музыка: Diru

@настроение: Не было? Было. Половинчатое.

23:19 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

У всех женщин, которые так или иначе связаны с русским языком, филологией, литературой и книгами тонкие, породистые щиколотки/лодыжки. При этом верхняя часть тела очень мягкая и обширная, но вместе это смотрится красиво. Изящные лодыжки - всегда красиво.
Надо наконец взять анатомический атлас и разобраться, где щиколотки, а где - лодыжки.
Наверное, оттого, что все эти девушки - мечтательницы и много сидят. Бетонного пола под ногами, конечно, не наблюдается. В том случае - слоновья болезнь в старости.

Люблю я этот типаж, все-таки. У меня же нет тонких щиколоток, мягких подбородков, рельефного живота. Отстоой =__=


14:54 

Банана-арт и ночные бдения

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Вчера Аня притащила связку бананов. Есть практически не хотелось по причине расстроенных нервов и отвергнутых мальчиков.
Арт-терапия — штука крутая (: Теперь у меня есть красивый расписной банан, с вкрапленным тонким станом "юноши моего сердца" ((:
Запомнить: не использовать гелевую ручку. Или покрывать сверху лаком для ногтей.
Есть еще банан с любимыми группами и банан "всяческих любимых штук", кожуру от которого нам требовалось по-братски разделить и съесть. Было вязко, невкусно и поэтому часть кожуры пошла в мусорку (: Фотоаппарата не было и пришлось довольствоваться памятью.

Гришковец - крут.
"Пусть напомнит тебе обо мне неподвижная личность моя"
Новый альбом диров - крут.
Пусть он и назван в честь змея из скандинавских мифов.


@музыка: Dir en grey - Uroboros ^^

@темы: арт

22:52 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
— Он Юки, а я — Шуичи. Он Юки, а я — Шуичи.
— Да, мы поняли. Можешь наконец заткнуться.
— Нет, вы ничего не поняли. Он Юки, а я — Шуичи.
— Да не похож он на Юки, а ты на Шуичи.
— Нет, он — Юки, а я — Шуичи.

Ну как, вот такой вот дурацкий Хэлуин. Движения предельно точны, а губы заплетаются и вязнут в коричных яблоках.

22:51 

Глупости

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Приходил мастер по починке телефонов. Ему было лет 40, у него была фруктовая жвачка, большой нос и очки; он мне жутко понравился.
Приходил брат. Натопал в прихожей, поупрекал немного, поздравлял меня с моей несостоятельностью, обвинял в неряшливости.

Неделю подряд загоняюcь по Zdzislaw'у Beksinski'ому, хотя даже не очень ориентируюсь в том, как произносится его имя. Он чертов гений живописи. Мне нужно было родиться на несколько десятилетий раньше, когда не было фотошопа и сая, которых я, как оказывается, на дух теперь не переношу.


@музыка: Dir en grey/Rishloo

23:35 

Каникулы продолжаются только 2 года, после - ерунда.

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Дурацкие каникулы. Спать хочется все время, без какого-либо перерыва.

С утра пропустила очередной сеанс бразильского сериала, который идет на каком-то там канале. Сидела и проносила ложку мимо рта, а слова в книжке разбегались. Глаза не фокусировались.
Спала, когда ходила за наушниками. Спала, когда смотрела на мальчиков, которые упражнялись в умении кататься на скейтах. Спала, когда ждала их падения. Мне нужно было сунуть ключ от дома в ведро с холодной водой. Тогда я бы, наверное, проснулась.
Но диванные бдения с щипаниями и скучным фильмом были из ряда вон выходящими (:


@музыка: Poets of the fall

@настроение: спать? - спать.

00:11 

And Spring herself would scarcely know that we were gone.
В Германии никогда не было фашизма. Он было только в Италии. Англию придумали картографы, а весь стол у меня завален карандашными стружками. "...Это была та печка, от которой было удобно танцевать в любую сторону".

Я невероятно пьяная. Я никогда не была такой пьяной от одной бутылки пива, которую еще и не я покупала.
План наилучшего осенного вечера: сидеть на скрипящих качелях и нервировать жителей многоэтажки где-то в том районе, от которого конец города особенно близок. По крайней мере мне так кажется (:
Галстук-петля и штукатурщик-нацист-эсесовец — невероятно концептуальные штуки. Надо себе хоть что-нибудь из этого заиметь. Совпадения и случайные встречи весьма стихийны, у них нет памяти, как и у рулетки.
Все, на следующей неделе опять состоится очередной творческий консилиум в квартире на улице... А, черт, опять забыла, как она называется.

@музыка: Дельфин

@настроение: Едят ли кошки мошек?

22:46 

Нервные постукивания костяшками о дверцу шкафа

And Spring herself would scarcely know that we were gone.

Моя мама, такая щепетильная в вопросах уборки, никогда не смывает чайную заварку после того, как выльет ее в унитаз. Господи боже, как же так можно делать? Как можно не смывать после себя также и кофе?
Это еще один повод для меня ненавидеть кофе. Я терпеть не могу мыть после него кружки, выгребая чайной ложкой с 20-го раза эту чертову гущу. Какое счастье, что его теперь практически никто не пьет, а дома он стоит просроченный и увядший. Не подумайте, я не против пивания кофе у себя дома, пивания сваренного в турке кофе. Но блин, мойте за собой свои цветастые кружки > <


Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.


Рисовала тушью. Потери: испачканный сканер, стол, клавиатура; мазаные пятна на рисунке, остаточные и расплывшиеся татуировки на правом запястье. Приобретения: пятнистая салфетка-промокашка.
Идеи скачут в моей голове, как блохи и, что следовательно и неизбежно, я за ними ну никак не успеваю. Хорошие со временем отметаются, так-себешные претворяются в жизнь, но исполнение низкое. Вот это все: неусидчивость, любовь к Морфею — ерунда и вранье. Нужно работать над техникой, нужно читать туториалы, нужно хоть изредка сидеть за бумагой, надо брать в руки длинные карандаши (а не огрызки длиной 4 см) и, наконец, научиться их точить. Полный провал. Вместо того, чтобы рисовать (теплыми мазками и розовой меланхолией), я занимаюсь ерундой. Была бы у меня бутылка какого-нибудь хереса и свободный полосатый галстук, я бы давно была в окружении превосходных идей, а не условно-хороших и вечно-невыполнимых. Главное — я бы принялась их тут же исполнять.


@музыка: Nine Inch Nails

@настроение: in vino veritas, yay

Что-то случилось

главная