And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Пока, мой самый любимый, удивительный и самый талантливый парень на свете, Рэй Брэдбери. Рэй Брэдбери изменил мою жизнь. Я прочитала “Марсианские хроники” за один вечер в 2009 году и поняла, что жила в BR — до Рэя. Я провела лучшие, самые лучшие часы своей жизни, читая его рассказы в первый раз. И даже больше: я знала об этом уже тогда. “Завтра конец света”, “Космонавт”, “Калейдоскоп”, “Будет ласковый дождь”, “Последние почести”, “Dia de los Muertos”, “Убийца”, сотни, сотни рассказов. Сотни жизней, которые я запомнила навсегда. Его проза — даже не стихи, хвалено легкие для восприятия; Рэй Брэдбери — мой лучший друг детства и я сама. Он связывает до последней секунды, и, даже если рассказ обрывается на самом интересном месте, я отмечаю, как отлично у меня вышло сопроводить Рэя до точки. Картины его рассказов есть в голове с самого первого предложения, ведь проводник в его мире — сам Рэй. Рэй Брэдбери писал не для того, чтобы мы черпали из себя идеи, а для того, чтобы каждый мог по-настоящему жить хотя бы и сто раз.

У тебя все будет отлично, Дуг Сполдинг, ведь у тебя наверняка есть новые теннисные туфли, и идет летний дождь. Илла встретила своего космонавта. Спасибо тебе за Гринтаун, в котором я всегда буду жить.