mika-chan: the enemey
And Spring herself would scarcely know that we were gone.
Больше всего на свете я ненавижу все этническое. Поэтому в периоды невыносимой грусти, когда могу «плакать, сама не знаю о чем», я представляю себя птицей Сирин, возможно, в пончо «Топшоп». Я не брожу по докам, слушая инструменталки, а иду в ЛОНО ПРИРОДЫ. Мне нравится ходить в гипермаркет «Корона» смотреть на стерлядь: учусь смирению. Стою у алькова Минского парниково-тепличного комбината с фрустрированной надписью на доске почета «Рабы божьи, покаемся», только еще глупее. Я нахожу это символичным: игумен руку приложил. Хожу к любимому дому по улице Комсомольская, 29 — кондоминиум Минска — стою за воротами, оплакивая свои мезальянсы. Еще я хожу в парк Победы, потому что это самое безотрадное и залитое место на земле. Мне нравится последовательность в метаниях, а в парке много дорожек.

Моя самая любимая песня: Bat for Lashes Daniel. Она идеальна. В ней есть все, что мне нравится: музыка собачьих упряжек, бег в темноту, открытые пространства, лесной пожар и мечты о доме. Еще эта песня апеллирует ко всему этническому, но я стараюсь об этом не думать.


Сегодня я была Оливером Тейтом из «Субмарины». Мое маленькое сердечко запоздало разбито, и я полчаса стыла на остановке автобуса, вглядывалась в море пасторали у багряного костела и глотала злые слезы артистки.