mika-chan: the enemey
And Spring herself would scarcely know that we were gone.
На выходных я ездила с А. и с Антоном в Киев. Но сначала нам пришлось пройти Гомель и Чернигов.


Гомель

Первое, что видишь в Гомеле в шесть часов утра, — Ленин, облитый кремовой краской (1958, скульптор Ш. Микатадзе, архитектор И. Спирин). Только ради этого Ленина можно съездить в Гомель.

Чернигов

В Чернигове люди не мочатся на улицах, но в Чернигове было страшно.

Киев

Киев — красивый и неприветливый город: вся реклама — пин-ап (даже у мальчиков на советских мозаиках выпяченные зады), в баре мы очень долго ждали коктейль “Дефлорация” (как обычно бывает, если ее ждать), люди в кассах или строгие, или рассеянные. Мы были в PinchukArtCentre (на входе в галерею не было названия на украинском, очень стыдно), где потерялись среди серьезных инсталляций. Я жертва эстетики Коминтерна, поэтому мне понравились только Ленин на роликах (граффити Бэнкси) и серия полотен, показывающая влияние Китая на весь мир. Уборная в галерее полностью зеркальная, поэтому меня не покидало ощущение, что я в центре пип-шоу. Правда, в Киеве все события — пип-шоу, и даже на официальном сайте этой галереи почти нет фотографий. Но я бы хотела, чтобы в Минске был район Киева.


Я выгляжу как человек из прошлого. Айм гоин бэк хоум ту зе вэст коуст.


А. и фешенебельный район будущего (рядом с Андреевским спуском).


Мы жили с двумя ориентальными котами, после которых невозможно терпеть других животных. Может быть потому, что у них лица как у А.